МУЗЫКАЛЬНЫЙ ГРААЛЬ ИОАННА БЕРЕСЛАВСКОГО

ВЫСШИЙ СМЫСЛ МУЗЫКИ МОЦАРТА
Иоанн Береславский 

Музыка для меня –  величайшая тайна озвучивания и открытия, ибо  музыку могут творить только посвященные!   Музыка  абсолютно  не  от  мира  сего.  Она от  иных  цивилизаций, от  иных  существ. Говорящая  тайна,  столь  великая,  что  избирает язык  музыкального священнословия, тонального  священнодействия,  а  не вульгаризированный слог придворных поэтов.
                                              
"Когда говорят – где же Бог? Бог в музыке Моцарта. Достаточно услышать аутентичным слухом adagio, допустим из соль-минорного квинтета Моцарта, чтобы сказать – вот Бог, вот присутствие божества. Эта музыка столь гениальна, что достаточно её одной чтобы оправдать жизнь на земле. Чтобы сказать, что стоит сходить на землю – только бы услышать эти преблагоуханные созвучия. Когда слушаешь Моцарта, думаешь о том, что жизнь земная чем-то даже выше небесной.

Это величайший славословец Бытия, божества на земле как на небесах. Моцарт относит нас в небесные миры. Чистый, катарский композитор, вкладывает в музыку то, чего не могу выразить словами.  Я достиг своего чего-то предельного. Такова моя экстатическая, сверхстрастная молитва, я вкладываю в нее музыку замков внутренних, не подвергшихся порче земного порядка.

Моцарт в исполнении блаженного Иоанна
  

Музыка должна затрагивать архетипические струны.  Царица  архетипов –  Миннэ,  небесная любовь, какой нет ни на небесах, ни на земле. Не  случайно  гениальные  композиторы  ей поклонялись  как  единственному  божеству,  ее  вратами  входили.  Вспомните  моцартовское  определение  гениальности: ‘любовь, любовь  и  любовь!’  В  том  же  духе  пишет  и  Чайковский  в  письме  к  брату  Модесту  о  любимой  им  шекспировской  драме ‘Ромео  и Джульетта’:  ‘меня не интересуют театральные  интриги, убийства…  Любовь, любовь, любовь!’ 


Лебединое озеро - Swan Lake El lago de los cisnes

Не  должно  играть  музыку  согласно  штампам. То, что слышал и записал, скажем, Моцарт,  невозможно  услышать  по-человечески. Ему  кто-то  диктовал. Не  может  человек, который  35  лет  прожил  в нищете,  написать  27 сорокапятиминутных гениальных концертов;  не  может  человек  за  четверть  века  написать 500  книг (как  ваш покорный  слуга),  если ему не диктуется свыше!

Одни говорят - "Послушай, МУЗЫКА какая!" Другие - "Слушай как играю Я!"

Настоящий музыкант не он музыку, а музыка его ведет. Тут ничего своего вообще нельзя вкладывать, мало ли что там в тебе делается. Музыка для меня есть озвученное и проявленное царство доброго Отца!

Когда я впервые открыл для себя музыку, то понял, что ею можно выразить абсолютно невыразимое. Любовь Минне можно выразить только языком музыки. Я мастер слова, я достиг в слове максимума, в гимнах, в магнификатах, в проповедях, в откровениях, молитвах, толкованиях и т.д.
.




Но выразить Миннэ (вышняя любовь) адекватно способна только музыка, поэтому нужно быть влюбленным в Миннэ и влюбленным в музыку, чтобы стать инструментом вышней Любви. Нужно быть влюбленным в Миннэ, музыку, Бога и человека. Четыре любви. Любить Бога, человека, Миннэ и музыку. Это полнота.

См. также: ФЕНОМЕН МОЦАРТА И ЕГО ЗАВЕЩАНИЕ МИРУ>>
.................................................................   
   О Бетховене...

Никогда Бетховен не говорил о том, какая сила его удержала от самоубийства после написания гейлигенштадтского завещания, покупки двух пистолетов. Самоубийство он готовил с чисто немецким расчетом (в завещании четко указал, как распорядиться имуществом). Какая же сила удержала Бетховена? Бетховену открылась Миннэ. Он получил знак от Небесного Отца, что это страдание, которое ему дано, имеет высший смысл. Что это не отнятие какое-то, не лишение, не болезнь слуха, а некий дар и помазание, с которым он станет еще больше того, догейлигенштадтского Бетховена.

Бетховену открылось минническое солнце (хотя он не говорит об этом нигде) и дало понять, что через это страдание он познает тайны, невозможные на земле: войдет в любовь, невыразимую никакими словами. Что его глухота есть условие сообщения величайшего дара, которым не обладал ни один композитор на земле.




Только это удержало его. Потому в своих дневниках последних лет он писал: ‘я просил у Бога Отца только одного: любви’…  Я уверен, что Бетховен получил прямое откровение о Боге любви и делал записи в своих дневниках о Боге любви. Но религиозная цензура их стерла и запретила, поскольку откровение Миннэ  противоречит римо-католическому канону, и Бетховена сочли бы еретиком.

Читаю дневники Бетховена тем самым зрением, которым читаю Вторую соловецкую голгофу…  Бетховен говорил о великой любви, которая свяжет всех людей. Ее он имел в виду,  взяв оду Шиллера ‘К радости’.  Каким образом миллионы могут обняться как братья? Только осененные небесною любовью, которая их соединит во всеобщем братстве. Необходима великая сила, великая Мать… Значит, он был посвящен в это.

Ода Шиллера просто некий материал, она недостойна Девятой симфонии Бетховена. Бетховен гораздо выше Шиллера, его Девятая превосходит содержание оды. Прекрасно помню, читал оду в немецком оригинале и в переводе: прекрасная поэзия, не более. А Девятая Бетховена – это прорыв в богочеловечество".

Блаженный Иоанн Береславский, 2011


Блаженный Иоанн (Береславский), 2008 г.
 


СОЛОВЕЦКИМ МУЧЕНИКАМ ПОСВЯЩАЕТСЯ (Бл. Иоанн, Архивная запись):



.................................................................

МАРИЯ ЮДИНА - ФОРТЕПИАННАЯ ЕВАНГЕЛИСТКА

Вечность – не денежное портмоне
и не википедия.
Переписка с Юдиной продолжается
больше столетия.    Иоанн Береславский

(Из книги блаженного Иоанна "Фортепианное евангелие Марии В. Юдиной)

Блаженный Иоанн:  Юдина – фортепианно-философская ипостась Божией Матери. Больше чем фортепианная евангелистка – музыкальная богородица. Изумительно трогательные, диалогичные, трепетные, живые экзистенциальные диалоги через время,через пространство, какие-то шифрограммы, посылаемые на Радугу завета. Каждое ее слово – это шедевр российской словесности и ручеек неземной чистоты,святой воды. Доброта, доброта несказанная! Христианство научило ее абсолютному неосуждению.

Вознесенский когда-то в беседе со мной сказал: “Пастернак – 99 Львов Толстых”. Так вот я, перефразируя Вознесенского, скажу: Мария Вениаминовна Юдина – 10 тысяч Николаев Васильевичей Гоголей. Гоголь так же энергично пытался с христианских позиций осветить русскую реальность, но получались только негативные персонажи, ничего позитивного
Между тем времена были достаточно светлые, и Гоголь страдал от того, что писал пьесы типа “Ревизора”, осуждающие чиновничье фарисейство или нравы России. Юдина абсолютно противоположна. Она живет в кошмарные гоголевские времена, всероссийские ‘вечера на хуторе близ Диканьки’, – но среди ее персонажей ни одного кладбищенского призрака, вия и т.п. Напротив, все ее персонажи – сплошной второй том “Мертвых душ”: никаких Коробочек, никаких Чичиковых, сплошь позитивные Констанжогло. Гениально! На любую Коробочку и Чичикова будет смотреть так: “дорогая Марианночка, как вы там?” или “дорогой Акакий Акакиевич, счастлива была получить ваше письмо. На Вашу просьбу отвечаю, что срочной депешей в Амстердам деньги будут доставлены через пианистку Марию Гринберг”.

 Играла Юдина солдатам.
        А те ругались добрым матом
 и плакали как крокодилы.
         Поп-солдафон пугал кадилом...
(См. продолжение)


                                  ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ О МАРИИ ЮДИНОЙ >>>

Фортепианное евангелие Марии Юдиной


Читайте в сети:

См. также:


См. также - поэтическая лира и литературный дар блаженного Иоанна:


Блаженный Иоанн (Береславский):
Весь Моцарт – победа над смертью

Моцарт – музыкальный и мистический гений. Как мистик, он выше всяких самых высоких мистиков: Мэйстеров Экхартов, Исааков Сирианиных, Марий Агред или Терез Авильских. Весь Моцарт – победа над смертью. Это музыка смертного одра, переходящего в успенский и брачный. Невозможно не плакать, потому что Моцарт всегда на смертном одре.  Играешь Моцарта – побеждаешь смерть. Христиане не всегда способны победить смерть – лишь единицы из единиц. Большинство умирают со страхом смерти.

Менестрели – те, кто поют на струнах Миннэ. Они играли на четырехструнной лире: одна струна – миннэ, вторая – боннэ, третья – премудрость, четвертая – пурэ, чистота. Миннэ –царство вечной любви. Какая может быть смерть?! Лишь жалкая провокация к еще более тесному сочетанию. Вот насколько велик Моцарт!


Мне никогда не забыть удивительный вопрос выдающейся поэтессы Беллы Ахмадулиной: “Как вы меня будете отпевать?” Как священник отпевает? Ритуально – песочек, иконка, “господи, помилуй”? Важно не отпевать, а препроводить душу на успенский Брачный одр! Это возможно только, украсив тело белыми ризами.

В христианстве с его страшным судом ни о каком Брачном одре не может быть речи. Только в гиперборейско-атлантических, теогамических формах смерть, уход человека, рассматривается как еще боoльшая ступень сочетания Всевышнему и Божией Матери в вечности.

Моцарт - музыкальный Христос

Христос – образец для христов, так Моцарт (согласно Чайковскому ‘музыкальный Христос’) – образец для всех композиторов. Моцарт был неподражаем, его обожали и Бетховен, Вагнер... Тайна Моцарта: он был одинаково и равнозначно гениален в музыке и духовности. Он и духовно был маэстро – абсолютная величина.

Моцарт – великий синтез музыкального гения и духовного маэстро, чего нельзя сказать о Вагнере с его полетом валькирий, ладьей Лоэнгрина, граалевыми изысканиямии… Его сказание талантливо, но очень далеко от мистических высот, на которые восходил гений Моцарта.

Настоящий гений в искусстве, в отличие от таланта – тот, кто адекватно своему
художественному дарованию, одарен духовно. Только такой художник может создать шедевр.
Остальные, даже феноменально одаренные композиторы и музыканты, если не ищут совершенной духовности и богопознания, не могут прорваться сквозь скорлупу обывательства и порядка мира сего. Не могут выйти и рыцарским мечом победить князя мира сего.
Не способны войти в элизиумные сферы, гиперборейские высоты неизреченных блаженств чистой любви (их нет в настоящем миропорядке).
Никто не догадывается о духовной гениальности Моцарта! Эта его ипостась абсолютно сокрыта. – Говорят о нем только, что был католиком, потом вступил в масонский орден и пр. Какие масоны?! Моцарта не устраивали существовавшие братские ордена. Он был на-столько ярок и оригинален, что на нем и держались все прогрессивные братства.
Когда еще был жив его благотворитель, император Иосиф II, Моцарт хотел создать свой орден. “Свобода, равенство и братство в любви (!)” –  был его девиз. Моцарт воистину был музыкальный Христос!


Читать о Моцарте еще:
МОЦАРТ - ТАИНСТВЕННЕЙШИЙ ГЕНИЙ (Леонид Белов)

 ФЕНОМЕН МОЦАРТА И ЕГО ЗАВЕЩАНИЕ МИРУ

Органный будильник Моцарта для перевода земных часов в часы вечности


Каталог блогов
  
* * *